Просветленные и не очень (практика разотождествления) 4

Аватар пользователя Ильин Василий
26 Июн, 2012 - 00:22

Материал предоставлен Алексеем Горяйновым. 

Оазис Чирбаса.

  Дорога спустилась в долину реки и стала петлять по хвойному лесу. Вдруг какой-то пикет. Спешились. Я спросил у ежащихся от холода контролеров, не проходила ли здесь девушка в синей куртке. Те ответили, что девушка не проходила. Что делать, надо ждать. Значит, она каким-то образом все же отстала. Если не придет через час, нужно возвращаться и организовывать поиски.

  Пока угощался у контролеров чаем, да прогуливался по лесу, прошел час. Вдруг появляется Ольга.
- Ну ты куда пропала, подруга? – спросил я, стараясь сохранять спокойствие. «Интересно, как она будет себя вести?»
- А куда вы от меня уехали? - был ответ. - Мы же договорились поджидать друг друга, - и понеслись упреки.
- Да, но вперед ушла ты…

  В общем, какой бы не была просветленной женщина, но она остается женщиной. Все собаки были спущены на меня.

  Выяснилось, что Ольга свернула в сторону по какой-то хитромудрой тропе и заблудилась. Как только она ее отыскала… Я, например, никакой другой тропы, равной основной, не видел. Молодец, что она хоть вовремя спохватилась и вернулась на дорогу, но мы уже проехали. Затем она нас догоняла, а мы ехали уже слишком быстро, надеясь догнать ее.

  Наконец снова ехали все вместе. Ольга так находилась, что теперь смирно, без лишних эмоций покачивалась в седле своей, казалось, присмиревшей лошади, и уже не кричала: «Ноу харри, ноу харри». Долина еще больше сузилась. Лес постепенно исчез, лишь попадались корявые березки и низкорослый кустарник. Головокружительные обрывы закончились. Но над нами стали нависать опасные осыпи. Встретился водопад, красиво украшенный ледяными сосульками… В тенистых распадках лежал снег. Звуки сузившейся реки среди бесконечных навалов камней теперь казались более нежными. Солнце сияло в небесной голубизне, наполняя нас радостным светом. На душе было приятно, но я ставил перед собой задачу не привязываться даже к этой красоте.

  За счет постоянной медитации время пролетело быстро. Вот уже и последний населенный пункт – Бхочбаса с Ашрам Шри Харе Рама. Всего несколько низеньких домиков с блестящими на солнце железными крышами сиротливо приютились среди широченной каменной впадины. К 14. 00 мы успели преодолеть 14 км. Пора было передохнуть. Мы сошли с лошадей и, отпустив проводника к его товарищам, поджидающим разбредшихся по ашраму туристов, устроились за деревянным столиком на солнышке перекусить. Из домика к нам вышел парень и девушка. Оказалось, они из Прибалтики, и хорошо знают русский. Работают в Великобритании, а на заработанные деньги путешествуют по миру. Общение было очень радушным. Даже сфотографировались в обнимку с латышом на фоне красивого снежника.

  Рядом разгружались шерпы. Они принесли в ашрам полиуретановые коврики, спальники, керосин в канистрах.
- Смотри, Ольга, - указал я на паломническую тропу, по которой неторопливо, но уверенно передвигался пожилой человек в оранжевых одеждах и такого же цвета тюрбаном на голове.
- Ого! Он пришел практически одновременно с нами…
- Стабильность и неторопливость, вот что значит настоящий йогин, - подтвердил латыш.

  Я забыл рассказать об этом старике. Он вышел из Гонготри практически вместе с нами, и в то время как наш караван то отставал, то неистово рвался вперед, старый йогин с неизменно опущенным взглядом шел ровным неторопливым шагом. О чем он думал все эти 14 километров? Может быть о том, что это его последнее восхождение к священному Гомунху? Или он думал о Боге? Или он вообще пребывал в полном безмыслии и лишь только фиксировал окружающую картину, совершенно не привязываясь к ней? Но силы путник свои рассчитал правильно. И вот мы добрались до ашрама практически одновременно. Но мы отдыхаем, а он безостановочно направляется дальше.

  Старый йогин вдохновил меня. Я почувствовал прилив новых сил.
- Дальше на лошадях нельзя, проводник будет ждать нашего возвращения в ашраме, - сказал я Ольге. - Я готов идти. Ты как?
- Я тоже.

  Попрощались с латышами, пошли налегке по голому каменистому склону в направлении двух снежных пиков. Потом потянулись высоченные нагромождения валунов. Одна гряда сменяла другую. Тропа, едва угадываясь среди навалов камней, то круто взмывала вверх, то вилась вниз. На эти подъемы и спуски тратилось много сил. Ольга стала отставать. Я ее ждал. Время уходило. Теперь навряд ли мы успеем вернуться до темноты в Гонготри.

  Вот и маленький храмик – место цели большинства паломников. Мне хотелось в этих местах побыть одному.
- Ты устала, - сказал я Ольге, - подожди меня здесь, помедитируй.
- Хорошо.

  Я стал быстро карабкаться на гряду. Кругом ни единой души, меня окружали только горы. Снежные пики были уже совсем близко, и где-то под ними в ущелье должен находиться край ледника, из-под которого вытекала Бхагиратхи – главный исток Священной Ганги. По легенде Ганга начинает свой путь на небесах, разливаясь по ним в виде сияющего Млечного Пути. В том месте, где небесная Ганга через снежные пики горы Шивалинг спускается на землю, начинается Земная Ганга. Гора Шивалинг (высота 6543 м) напоминает нам о Шиве, который согласился принять на свою голову Небесную Гангу.

  Тропа то исчезала среди валунов, то снова намечалась. Нагромождения камней становились все непроходимее. Наконец, на другом берегу реки, немного левее, я увидел сияющий серо-голубой край вздыбленного ледника. Ледник Гомукх (4200 м), переводится как «Коровий рот».

  Я понял, что практически достиг цели, и стал спускаться к бурлящей реке. «Какое счастье, - подумал я, - для какого-нибудь верующего старца достигнуть под конец жизни конца этой святой тропы и, увидев это сияние, потом спокойно умереть. Когда у тебя есть целеустремление и непоколебимая вера – это большое счастье». Сейчас уже был не сезон, а летом индусские паломники двигаются к этому священному месту в большом количестве.

  Я сел в позу лотоса у воды, закрыл глаза и постарался ощутить, что бы мог почувствовать какой-то добравшийся сюда старец. Глубокой медитации вначале не получалось. Я думал о высшей гармонии мужского и женского начала, которую обретают посвященные на небесах. Стараясь почувствовать небесную любовь здесь, у самых ее истоков, я видел внутренним взором залитое сияющим светом звездное небо (но не более того), хотел услышать объединяющий все космический звук ОМ, но слышал только шум маленькой Ганги. Какие-то образы и мысли снова появлялись в голове, и тут же уходили. Я сосредоточился на пустоте внутри себя и вдруг почувствовал, как какая-то Великая беспричинная радость стала входить в меня, открылось сердце и стало источать окружающему миру любовь… Я стал един с окружающими меня горами, небом и этой поющей рекой…

  Вопреки тому, что в правильных медитациях убирается ум, а вместе с ним любые привязанности, медитационные практики научили меня четко чувствовать время. Я понял, что просидел гораздо больше, чем следовало, чтобы преодолеть обратный путь по светлому времени. Я встал и с ощущением какой-то новизны оглядел эту аскетическую природу. Вокруг меня на берегу возвышались маленькие ступки, очевидно сложенные буддийскими паломниками. Сложить свою ступку уже времени не оставалось. Я стал подниматься по крутому склону.

  Поднявшись на тропу, которая снова наметилась на хребте марены, я неожиданно увидел того самого йогина-старца в оранжевом платье, о котором говорил раньше. У него был глубокий, сосредоточенно обращенный внутрь себя взгляд. Кивнув в ответ на мой поклон, он вдруг стал мне что-то говорить на хинди, показывая в сторону ледника. Я показал жестами, что это действительно начало ледника. Старца, видимо, мой ответ не удовлетворил. Он пригласил жестами последовать за ним. Было такое ощущение, что настоящий святой хочет открыть мне какие-то известные ему тайны.

  Очень хотелось с ним остаться. Если бы я был один, но меня ждала Ольга. В данном случае я был не свободен. Старик как-то сразу понял мой настрой по взгляду и отпустил меня. Я бегом побежал назад и вскоре почти в конце марены увидел свою спутницу. Ольга сидела в медитации, лицом к Гомунху. Она прошла выше храма еще с полкилометра. Воистину, не истощимы силы устремленного к Богу человека!

  Спуск был не менее долгим, чем подъем, хотя обратная дорога кажется всегда короче. Солнце ушло за горы, долина потемнела, и стало очень холодно. Не знаю, как бы мы провели эту ночь в неотапливаемом ашраме Бхочбасы без экипировки... Ольга очень хотела остаться там.

  Отъехав километра три от Бходжбасы, я отдал лошадь проводнику и дальше до Гонготри всю дорогу шел пешком – только так можно было согреться. Последние три километра спускался в полной темноте, подсвечивая дорогу лишь экраном мобильного телефона. Я здорово отстал от своих спутников.

  Из стана проводников, где Ольга поджидала меня, мы отправились в отель, номера в котором были забронированы нами на два дня. Однако администратор сказал, что утром заехала группа туристов из Японии, и нам нужно подыскивать другое жилье. Вообще это все было странно, но мы ведь практиковали смирение.
- Так, жди, - сказал я Ольге, - пойду поищу что-нибудь подходящее.

  Я вышел на улицу, прошелся по второй линии и сразу наткнулся на парнишку-горца.
- Отель нужен? - спросил он меня по-английски.
- Нужен.

  Мы поднялись неосвещенным переулком к самой настоящей хибаре, возле которой на столбе горел один единственный на всю округу фонарь. Индус открыл огромную скрипучую дверь, прошел по земляному полу, и, показывая на широкую, застеленную грязной рогожкой кровать, спросил, оценивающе заглядывая в лицо:
- Сто рупий. Подойдет?
Первое, что хотелось ответить:
- Неужели я так плохо выгляжу, что ночевать мне предлагают в самом настоящем хлеву?
Потом остановил себя: «Стоп, это очередная проверка на смирение и нужно из нее достойно выйти».
- Спасибо, сэр, - сказал я, низко поклонившись. - Домик у вас прекрасный. Я подумаю над вашим предложением.

  Все же во мне что-то сильно привязывалось к высказанным мной словам. Не нужно было говорить с сарказмом... Пока блуждал в поисках отеля на той стороне реки, в голове крутилось сожаление: «Эх, опять полезла гордыня… Домик у вас прекрасный… Этого можно было не говорить. Мог его обидеть. Он же понимает цену своему домику. Ладно, что сказал, то сказал, все уже в прошлом…». Но мысль нет-нет, да снова возвращалась к впечатлившему меня жилью.

  Две свободные комнаты нашлись в отеле по соседству. Не нужно было никуда ходить. Ночью было очень холодно и пришлось спать под двумя отсыревшими одеялами одетым. Неожиданно приснилась Марианна, с которой у нас долгие сложные отношения. У нас был с ней откровенный разговор. Мы сидели спокойно друг напротив друга и разговаривали. «Я не обещаю тебе никакого прогресса в наших отношениях, - сказала она. - Все будет так, как было». Я помню, как мне было тоскливо во сне, ведь я научился очень четко отождествляться с частотами сна, как с реальностью, и уверен, что жизнь тех наших двойников так же существует, как и эта. Но в этой жизни я научился подавлять свои чувства, смиряться что ли. А там, во сне, чувства меня захватывают. Может быть поэтому учителя йоги учат осознанному сну без привязанностей…

  Утренние мучительные размышления о московской жизни заставили вспомнить слова моего друга-музыканта о материализации: «Стоит мне представить себя тем мужчиной, которого хочет видеть перед собой женщина, и ее отношение ко мне становится другим, я делаю с ней, что хочу». Согласен, но действует это только на какое-то время. Если бы в жизни было все так просто, Володя!

  Обратная дорога не была чем-то примечательной. Утром на площадке перед Гонготри удалось найти свободное недорогое такси, которое всего за каких-то четыре часа домчало нас до ворот ашрама Пайлота Бабы.

  Пока ехали, Ольга все строила комбинации, как бы ей съездить в Яномотри, и чтобы я в течение двух дней поджидал ее в Ашраме Пайлот Бабы.
Мой настрой был решительным:
- Знаешь что, ты можешь ехать куда хочешь, но ждать я тебя не буду.
Ольга некоторое время молчала, потом сказала:
- Ладно, я решила, в Яномотри в этот раз не поеду. Вернусь сюда в следующем году, когда буду в Гималаях на сатсанге Сумирана, но в ашраме нам обязательно надо остановиться. Там такие классные энергии!
И как будто я ей не говорил о том, что мне там не комфортно!
- Хорошо, согласен, но только на одну ночь, завтра нужно двигать дальше. Договоримся с этим же таксистом, он с удовольствием отвезет нас разом на Кедернатх и Бадринатх.
- Ой, это, наверное, будет дорого.
- Не дороже денег.

  Таксист был молодой, очень сосредоточенный и одновременно приветливый индус. Офис его был в Уттаркаши. После нашего предложения о дальнейшем сотрудничестве он остановил машину, посчитал на калькуляторе мобильного и объявил нам вполне приемлемую цену – 8 тысяч рупий за предстоящий маршрут. Выходило по четыре тысячи.
- Для меня это дорого, - сказала Ольга.
- Для меня тоже, - ответил я, - но посещение этих двух мест на перекладных автобусах займет неделю.

  Сошлись с Ольгой на том, что она заплатит три тысячи рупий, а я пять и сказали таксисту, чтобы он забрал нас завтра в 9 утра.

  Когда такси остановилось у ворот ашрама, я без особого энтузиазма последовал за своей спутницей. Если б вы знали, читатель, как мне не хотелось после столь трудного похода к красивейшему леднику сразу вступать в царство этих устрашающих каменных изваяний! Хотелось нормальной релаксации, в нормальном отеле… Почему-то буддийские боги меня не пугали так в Китае, я тогда подолгу останавливался перед их изваяниями, прислушивался к своим внутренним реакциям. Все Буддийское почему-то завараживающе притягивало к себе… Я, наверное, конкретно попал под влияние буддийского эгрегора в тот первый приезд на Гонготри, когда ночевал в отеле у тибетца...

  Однако, вступив на территорию ашрама, я на сей раз почему-то не так сильно впечатлился изваяниями индуистских Божеств, а скульптура высоченного бронзового Шивы, озирающего с середины ашрама всю округу, вообще казалась не грозной, а приветливой. Наверное, уже привык, подумал я, человек ко всему привыкает. А потом пришла мысль, что там наверху у ледника Шива наполнил меня своим мужским началом и теперь качество моих энергий становится другим.

  И действительно, как в сказке, мне на сей раз досталась совсем другая, очень уютная и более просторная комната, с огромным, похожим на трон, резным креслом. Напольный ковер и убранство широченной кровати были чистыми, а вся сантехника была голубого цвета. Ужинать нас пригласили в чистенькую комнату со столами – европиан сайс. Все складывалось как-то по-другому. «Высшие энергии этого ашрама приняли меня, - подумал я. – Иначе и не могло быть, ведь я вчера был в гостях у самого Шивы». Как-то сразу стало очень спокойно.

  После прогулки на другую сторону реки в горную деревню, к которой мы долго поднимались узкой горной тропой, и где пили прямо из бутылки купленное у крестьянки прекрасное молоко, Ольга снова потерялась, уйдя вперед. Перед самой прогулкой она напомнила мне, что если где-то разойдемся, то контрольное место встречи на подвесном мосту. На склоне горы в хвойном лесу тропинки часто разветвлялись, и легко можно было в сумерках уйти куда-нибудь в сторону. Поэтому я остался поджидать ее на мосту, через полчаса поднялся на трассу, ведущую к ашраму, но и здесь ее не было. Я снова спустился к мосту, гадая, что же могло случиться. Просветленная, да еще бывшая альпинистка не могла уйти, если договорились. И вообще как-то не в стиле Ольги идти по трассе одной в потемках несколько километров.

  Однако ожидание тоже должно быть разумным. Интуиция подсказывала, что она уже в ашраме. Но когда я начинал логически анализировать ситуацию, выходило, что нужно ее еще ждать или идти искать по другим горным тропам. Но без фонаря это сделать было нереально. Решил идти в ашрам, и если ее там нет, то следовало организовывать поиски.

  Интуиция меня не обманула. Войдя в ворота ашрама, я увидел, что Ольга стоит на площадке возле храма. Шла служба, и тот молодой йогин, у очага которого мы сидели в прошлый заезд, священнодействовал с огнем. Дождавшись конца церемонии, я подошел к Ольге, но выплескивать свои эмоции не стал. Да и она, как ни в чем не бывало. Ну и все хорошо, нужно уметь прощать женщине все, даже если она йогиня, в которой женское и мужское начало по идее максимально уравновешены. Мысль снова работала логически: «Я тоже стремлюсь, чтобы мое янь и инь были максимально уровновещены. Так чем же мы отличаемся друг от друга? Тем более, что мы двигаемся в связке. Два равных существа в горах… Надо бы ей, конечно, как следует подкрутить мозги, чтобы впредь этого не случалось…» Но в глубине души я понимал, что путь к настоящему просветлению, как у меня, так и у Ольги еще ой как долог. И пока она обычная женщина, а я обычный мужчина, нужно ей все прощать и смиряться. И в этом будет самая большая польза для нас обоих, по крайней мере для меня - точно.

  Очередное смирение принесло мне и очередную пользу. Молодой священнослужитель по окончании службы и помазания лба своей пастве, как и в прошлый раз, пригласил нас к своему очагу и поведал нам много интересного.

  Ом Гири, так звали молодого человека, сидел на своей циновке, укрывшись лишь легким оранжевым покрывалом на голое тело (при таком-то холоде!) Осанкой, цветом кожи, красивым спортивным торсом, утонченными чертами лица и не по возрасту мудрым взглядом он напоминал молодого египетского фараона. Говорил он с достоинством, размеренно. Английский его был безупречен. По ходу беседы к молодому пастырю подходили йогины-старцы и трепетно припадали к его стопам. Это укрепило мое убеждение в его необычности.

  Вначале я задавал ему вопросы, касаемые пантеона индуистских Божеств, и он старательно все разъяснял. Ольга спрашивала что-то свое. Как-то сам собой разговор перешел на йогические практики, которые нас обоих интересовали.
- По вам видно, что вы необычный человек, - сказала Ольга, - и хотелось бы узнать, какие практики вы считаете лучшими для улучшения здоровья и получения мистических озарений?

 Мимика лица Ом Гири нисколько не изменилась. Она была по-прежнему торжественно приветлива.
- Ежедневная пранаяма. У нас во многих йогических школах считается, что прана – это сам Брахма, входящий в человека. Вот смотрите. Можно дышать так. А можно так, - и Гуру продемонстрировал нам несколько упражнений.
- А медитации? Как правильно медитировать?
- Главное, чтобы твоя аджна-чакра полностью соединилась с анахата-чакрой. Медитацией лучше всего заниматься утром. В четыре или в пять часов.
- И как долго вы утром медитируете?
- Один-два часа. Потом небольшой отдых и служба в храме. После службы я занимаюсь индийской борьбой.
- А что это такое?

  При этих словах Ом Гири оживился.
- О, это интересное занятие. В нем отработка ударов с воображаемым противником специальными шестами, ну и другие упражнения.
- Что-то типа как в буддийских монастырях?
- Не совсем так.
- А вас кто-то этому специально учил?
- Нет, просто я купил когда-то обычный СД-диск с уроками профессионала и по нему учился. Я этим занимаюсь уже много лет.
- И уже достигли совершенства?
- Совершенству нет предела, - философски ответил молодой мастер.
- И все же нас интересуют практики, позволяющие достигать человеку сверхвозможностей.
- Не знаю, сверхвозможности ли это, но я как-то купался в холодной Ганге целый час. Это было в Гонготри.
Я вспомнил ледяную воду Бхагиратхи, и меня аж передернуло от холода.
- И что, просто силой какой-то концентрации создается тепло в теле?
- Когда ты соединяешься с Богом, он может все.

  В это время Ом Гири закурил.
Я спросил:
- А разве йогам можно курить?
- Мне это нравится. Я могу курить, могу не курить. Главное не создавать привязанностей.
Я вспомнил, как один мастер рассказывал мне о даосском бессмертном, который любил покурить и своим ученикам о вреде курения отвечал так:
«Для меня это никакого вреда доставить не может, ибо я давно перешагнул тот уровень, когда воздействие чего-то влияет на работу моих органов. Вам же я курить не советую».
- Это табак? – спросил я.
- Да. И в него я замешиваю вот это, - он показал примерно двухсантиметровой длины вытянутый кусочек очень твердого черного вещества, что-то вроде застывшей смолы.
- Это наркотик?
- Нет. Это чилим.
- А-а-а.., - протянул я, словно что-то понял. - А как его замешивают?
- Вот так ножом мелко-мелко режут, - он снова взял кусочек и показал жестом, - растирают в порошок, а затем смешивают с табаком.

  Я чувствовал, что это вещество обладает какими-то необычными свойствами, и поэтому снова спросил:
- А для чего он, этот чилим?
- Он дает сильное тепло, он дает энергию. Я выкуриваю обычно один раз утром и потом могу целый день не пользоваться теплыми одеждами. Это очень дорогая штука. Стоимость одного грамма высшего качества стоит сто тысяч рупий. Среднего качества – 50-60 тысяч рупий за грамм.
- Вот почему он сидит почти голый и не мерзнет, - сказал я Ольге.
- Да, но с этим нужно еще уметь работать, - ответила она, находясь словно под гипнозом от флюидов, исходящих от молодого йогина. У них наверняка есть техники правильного распределения этой концентрированной энергии.
- Может быть.
- Ом Гири, - сказала Ольга, - и все-таки как вы медитируете, какое испытываете состояние при этом что ли?

  Наш Гуру снова как-то оживился, принял более удобную позу и сказал:
- Однажды мой мастер, Пайлот Баба, велел мне сидеть в медитации трое суток. Я вам скажу, занятие это не из легких. Больше никогда не соглашусь на такую садхану. И вот сижу я, сижу, сколько прошло времени не знаю. Вдруг что-то как долбанет меня по голове… Открываю глаза – лечу с высоты вниз и задом как ударюсь о пол.
- Залевитировал!? – в один голос воскликнули мы с Ольгой.
- Да, во время медитации я взлетел до потолка, ударившись в него головой. Было больно!
- Вот это да! – я с еще большим восхищением смотрел на Ом Гири. – Мне удавалось выходить осознанно из материальной оболочки, но чтобы вот так в физическом теле подняться над землей!.. - А во сне… Какие ощущения вы испытываете, когда спите? Я, как начинающий йогин, стремлюсь спать осознанно, но у меня это не всегда получается.
Надо заметить, что наш английский с Ольгой был не настолько хорош, чтобы слова передавались с максимально точным значением.
И йогин ответил:
- В сутки я сплю не более четырех часов. Этого мне достаточно. Я вполне восстанавливаюсь за это время. И во сне почти каждую ночь осознанно летаю.
- Как это?
- Так. Вот это тело, - он потрогал свои плечи руками и похлопал по кровати ладонью, - лежит здесь, а я отделяюсь от него и начинаю летать над ашрамом, над Гангой, над горами. Между прочим, и другие мастера, и Пайлот Баба тоже летает над ашрамом. Мы видим друг друга и даже можем общаться.
- И это не сон!? Все происходит осознанно!? – не удержался я.
- Конечно.
- Так мастера же нет в ашраме, - вырвалось у меня, - он же в Дели…
- Ну и что, - Ом Гири посмотрел на меня с удивлением. – Разве для сознания существуют расстояния?

  В это время бородатое лицо Пайлота Бабы отчетливо проявилось на стене за спиной Ом Гири. Я даже зажмурил глаза. Открыв их, я обнаружил, что видение исчезло.
- Фантастика! – только и сказал я.
- Что? – спросила Ольга.
- Я только что вон там видел Пайлота Бабу…
Она улыбнулась:
- Там стена. Сильное же у тебя воображение…

  Беседа так захватила нас, что не хотелось уходить. Я сказал:
- А вы на индуса как-то не очень похожи…
- А у меня мать индианка, а отец итальянец, - ответил Ом Гири.
- Интересно, - только и сказала Ольга, но назревающий очередной вопрос, видимо, подавила, ведь было уже десять вечера, а она привыкла спать по расписанию.

  Вернувшись к себе в комнату, я не торопился закрывать дверь: маленький дворик вдруг показался мне таким уютным, а темные силуэты скульптур приветливыми... Я смотрел на подсвеченные яркой луной кусты роз, растущие за анфиладой, старался уловить их аромат; монотонные песни цикад сыпались алмазными россыпями. Где-то рядом под обрывом грохотала Ганга, и как тогда, в отеле у тибетца, мне казалось, что я слышу не обычный ее шум, а очень добрую убаюкивающую песню… «Все же как устроена психика человека», - только и успел подумать я, засыпая. 

Продолжение следует...

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии

Комментарии

Психологические экспедиции

Аватар пользователя Гость
menyan20 (не проверено)
3 года 22 недели
Аватар пользователя Гость
Аватар пользователя Гость
menyan20 (не проверено)
3 года 22 недели
Аватар пользователя Гость
Аватар пользователя Гость
menyan20 (не проверено)
3 года 22 недели
Аватар пользователя Гость
Аватар пользователя Гость
menyan20 (не проверено)
3 года 22 недели
Аватар пользователя Гость
Аватар пользователя Гость
menyan20 (не проверено)
3 года 22 недели
Аватар пользователя Гость
Аватар пользователя Гость
menyan20 (не проверено)
3 года 22 недели
Аватар пользователя Гость
Аватар пользователя Гость
menyan20 (не проверено)
3 года 22 недели
Аватар пользователя Гость